График работы:  
Художественный музей

Пн, Вт
Ср, Пт, Сб, Вс
Чт

Выходной
10—18
12—20

Выставочный зал

Пн, Вт
Ср, Пт, Сб, Вс
Чт

Выходной
10—18
11—19

Дом-музей художника Н. Н. Хохрякова

Вс, Пн
Ср, Пт, Сб, Вс
Чт

Выходной
10—18
10—18

Музей художников В. М. и А. М. Васнецовых «Рябово»

Вс, Пн
Ср, Пт, Сб, Вс
Чт

Выходной
10—18
10—18

* Более подробную информация о графике работы, смотрите в описании площадки.

Портал kirovnet.ru взял интервью у Веры Ушаковой


  29 ноября 2016 — 23:04

В Вятском художественном музее им. В.М. и А.М. Васнецовых открылась выставка народного художника РФ Веры Ушаковой.

В Кировской области живут всего два человека, удостоенных звания «Народный художник Российской Федерации» – супруги Виктор Харлов и Вера Ушакова. Буквально на днях у кировчан появилась уникальная возможность взглянуть на работы Веры Ивановны в связи с открытием её выставки под названием “Живу и вижу” в Вятском Художественном музее. Глубокие и самобытные полотна, среди которых есть городские и сельские пейзажи, натюрморты и даже сюжетные композиции, выполненные в редкой технике офорт, буквально завораживают и заставляют по-новому взглянуть на привычные вещи. Журналист интернет-портала Kirovnet.ru не упустил возможности пообщаться с Верой Ивановной и узнать, каким  художник видит наш город и наш регион.

Ваша выставка называется “Живу и Вижу”. Скажите, чем же обусловлен такой выбор названия?

В моем возрасте каждый Божий день надо считать подарком. Поэтому я благодарна Господу за эту возможность жить и видеть. А если ещё получается работать и проводить выставки, то я благодарна вдвойне. Вполне возможно, что эта выставка – последняя. Не в наших силах предугадать.

Ну, будем надеяться, что далеко не последняя! 

Не знаю… Надо каждую выставку считать последней, тогда и готовиться к ней будешь серьезно! Выставка – это не вернисаж. Вернисажей может много быть, а выставка – это что-то прочное, серьёзное.

Ваши картины, как мне кажется, написаны в совершенно разных стилях. Где-то это реализм, а где-то присутствуют нотки кубизма и даже сюрреализма…

Нет, это только кажется. У меня круглые глаза, а не квадратные. Я вижу вещи нормальным человеческим зрением, просто в зависимости от настроения я могу что-то приукрасить, видоизменить. Когда ты в деревне, дышишь свежим воздухом, кругом птички, зелень и у тебя ничего не болит, появляется радость, которой хочется поделиться с другими. Именно поэтому, когда я пишу свои картины, я хочу чтобы люди получали от них свет и радость.

Как часто Вы выбираетесь на природу, чтобы писать с натуры, сложно ли Вам это делать?

Да, сейчас очень сложно. И материально, и физически, и в плане транспорта. Но на творчество влияет немного другое. Видите ли, мы с мужем каждое лето стараемся жить в деревне. И каждый год я вижу, как привычный пейзаж меняется не в лучшую сторону. Нет полей, нет лугов, все превращается в тайгу и от этого очень грустно. И чистой радости в деревне уже нет. Глядя на то, как веками разработанные поля, на которых, возможно, наши предки вели ещё подсечное земледелие, зарастают, становится очень грустно.

То есть, деревня, на ваш взгляд, медленно умирает?

Да, как и город. Город люблю и тоже печалюсь. Старинную часть отдали под бизнес. Выламывают окна, срубают балясины… Очень мало осталось исторической части города. Её надо беречь! Деньги затмили людям глаза и они не жалеют старинной архитектуры. Очень обидно.

Ваши полотна по большей части являются жизнерадостными. Где же вы находите вдохновение, черпаете позитивные эмоции?

Только оглядываясь назад, можно понять – стало лучше или хуже. Но если все время оглядываться назад, можно превратиться в соляной столб, поэтому я просто радуюсь каждому дню, который нам даровал Господь. А если мы при этом можем видеть, работать, да ещё и передвигаться на собственных ногах, то что ещё нужно для счастья?

Среди ваших картин есть и работы, на которых запечатлены исторические панорамы.

Видите ли, я вижу историчность не только в архитектуре, но и в рельефе. Многие люди, в том числе художники, замечают архитектуру, но не замечают рельеф, который сохранился с незапамятных времен. А рельеф города у нас очень интересен и я стараюсь показать это зрителю.

На выставке представлены и пейзажи заграничных городов.

Это Италия. Мы были там две недели, причем не в туристической поездке, а по приглашению. И нас хозяин на машине провез по все Лигурии, которая расположена в северной части Италии. В основном мы были в Генуе, но удалось заехать и во Флоренцию. Надо сказать, что сами итальянцы предпочитают отдыхать именно в маленьких прибрежных городках. Итальянцы очень бережно относятся и к природе, и к архитектуре. Там к каждому кирпичику, к каждому кусочку штукатурки относятся с таким трепетом, а у нас целые дома сносят…

На ряде ваших картин изображена старая обувь. Есть ли в этих картинах какой-то тайный смысл?

Обуви у меня посвящена целая серия работ, которая пока что не закончена. Дело в том, что я дружу с поколением первых пятилеток – старушками, которые пережили, как я считаю, самые тяжелые времена. Они, возможно, пережили больше тех, кто сидел в ГУЛАГах, и несмотря на это они не только не отчаиваются, не опускают руки, но и относятся к жизни с большим оптимизмом. Немым свидетелем их жизни является обувь. Их обувь – это то, в чем люди трудились, гуляли, отдыхали, влюблялись, женились, плакали, смеялись. А вот уледи – грубо сшитую из грубой кожи обувь я считаю буквально символом того времени, символом того грубого образа жизни – труда от рассвета до заката и ночных танцев на лугах.

Сейчас же крестьянский образ жизни ушел из деревни. Как только появились телевизоры, молодёжь тут же не захотела работать в огороде и в полях. Только на стариках все и держится. Меня всегда восхищал уклад стариков, их традиции. Но они уходят и новый городской уклад, пришедший на смену крестьянскому довольно уродлив, надо сказать. Поэтому удовольствие я сейчас нахожу в лесу. Но и с лесом сейчас всё не очень хорошо. Его просто вырубают уже у самой деревни и вывозят неизвестно куда. Это то же самое, что рубить сук, на котором сидишь.

Большое спасибо за интересную беседу!

Оригинал