• Древнерусское и церковное искусство XVI – начала XX веков
  • Дымковская игрушка
  • Русское искусство XVIII – середины XIX вв.
  • Русское искусство второй половины XIX в.
  • Русское искусство конца XIX – начала XX вв.
Вятский наблюдатель о выставке «Дыхание современности»

В художественном музее открылась объединенная итоговая выставка вятского отделения СХ России

Так получилось, что конец февраля и начало марта 2017-го – это время праздновать и прославлять вятских художников. Не успели отметить в дружеском кругу товарищей персоналку Александра Мочалова в выставочном зале, как подоспел новый повод собраться: на сей раз в мраморном здании художественного музея по случаю «Дыхания современности». Так озаглавлен грандиозный смотр всего созданного местным отделением СХ за последние три года. Сюда же добавили все подаренное гостями музея и иногородними участниками пленэров — так или иначе пополнившее музейную коллекцию.

Это впервые на моей памяти. обычно подобные (раз в два года) мероприятия проводились в выставочном зале музея, и это всегда выглядело совершенно иначе, куда менее величественно. Здесь же, в красивых просторных залах, и стены помогают, усиливая звучание, поднимая значимость полотен, вписывая их тем самым в историю. Скромнейшие и в большинстве своем застенчивые люди (Никасов Сафроновых у нас не водится) собрались, чтобы показать итог своих уединенных многолетних трудов, рожденный, возможно, «через боль и страдание», как заявил их лидер Игорь Сметанин. Здесь прозвучали для них вдохновляющие слова о том, что Вятское отделение, «по мнению многих, является одним из лучших региональных подразделений» общероссийского союза. Визитной же карточкой местной живописной школы был и остается пейзаж во всех его разновидностях, за который ее мастера заслуженно и ценятся.

А самое современное — это классика, провозгласила зам-директора по науке Ираида Кувалдина, перед тем как юные исполнители начали музицировать в фойе музея и задолго до того как народные массы двинулись смотреть экспозицию. И это было своевременно, потому что, действительно, сильная сторона вятской школы заключается именно в верности традициям, а вовсе не в смелых дерзновенных попытках разрушать устоявшиеся каноны. (Таковых, по сути, здесь и не было представлено, даже в порядке эксперимента). Реальность текущего дня, которую призвано отражать искусство по определению, также наличествовала в считанных сюжетах.

В триптихе Н. Ендальцева, больше похожем на его собственный портрет в окружении многочисленных вариаций знаменитого вятского модника Виктора Казаковцева (прозрачно намекающий на то, что одинокого гения Ендальцева в нашем городе окружают лишь подобные …мммм…люди). Далее, имеется актуальный сюжет с танцем двух динозавров из юркина парка кисти Д.Сенникова. Современен В.Муллин, живописавший в огромном сочном натюрморте различные сорта мяса, производство которого есть локомотив вятской экономики. Всегда свежо смотрятся текстильные коллажи нестареющего А.Белика (в частности, военные музыканты по мотивам песен Окуджавы). Да еще, может быть, порывистые героини скульптур Людмилы Леденцовой…

Остальные полотна вятских художников в основном посвящены вечным темам, тем более что природа, так же как и городской пейзаж, фактически не меняется. Ничего плохого в этой константе нет. Обидно лишь, что в прошлом то славное время, когда профессия художник была почетной и преимущественно мужской, да и сама современность в сравнении с нашей историей смотрится весьма бледно. Об этом свидетельствует мастерство наших прославленных и увенчанных званиями мастеров; экспозицию открывают, само собой, полотна В.Харлова и В.Ушаковой. И, кстати, дыхание современности косвенно несет в себе большой портрет сына Народных художников Максима Харлова, преуспевающего московского живописца. Правда, здесь он в крестьянском платье, на фоне родных заброшенных полей, и лицо его полно печали и скорби. Зрители подолгу задерживаются также у картины Харлова «Лидия», вглядываясь в простонародное лицо старой женщины и нехитрую остановку избы, освещаемые лучом света. Народный художник по-прежнему верен теме осиротелой вятской деревни.

В каждом зале в качестве композиционного центра располагается полотно классической школы на тему природы и ее даров, и против этого не возразишь: вкусно, сочно, искренне, с настроением. Просто-таки есенинская любовь к родной земле пронизывает картины Н.Поликарпова. Кстати, во вступлении же к выставке нам опрометчиво пообещали весну. Ничуть. Любимое время года для наших пейзажистов — тучная урожайная осень, хмурая осень, увядшие листья, пышная вятская зима. На тему последней есть жизнеутверждающая картина «Еще один счастливый день».

Творческой молодежи в целом негусто, и это тревожная тенденция. Но то, что есть, — определенно радует. Отметим имена С.Перминова, Е.Краевой, В.Токмянина, осваивающих традиционное направление глубоко и небанально. И конечно Е.Авинову — самого внутренне и внешне свободного члена вятского СХ, которая была в Париже и работала там неоднократно.

На выставке вятских художников почти отсутствует портретный жанр. Тем приятнее узнать в быстром живописном наброске маслом (говорят, для этого талантливому реставратору-художнику А.Никифорову понадобилось всего 20 минут!) знакомое лицо старейшего научного сотрудника музея Г.А.Исуповой. В жизни скромный человек и незаменимый работник, на портрете она выглядит как экстравагантная Фаина Раневская! И есть отличные портреты зверей, которые выразительны ничуть не менее человеческих (скульптор З.Бушкова).

Перечислены лишь те произведения, которые тронули нас лично; других, возможно, тронут иные. На первый быстрый взгляд трудно бывает проникнуться глубиной замысла художника, если не знаешь бэк-
граунда, предшествующего написанию картины. Поэтому в ходе работы выставки запланирован ряд творческих встреч с художниками, которые внесут ясность. Им наверняка есть что рассказать о том, какие события и жизненные впечатления стоят за каждой картиной, каждым сюжетом.

Мэри Лазарева

Оригинал